Информация о наборе в группу
Расписании мероприятий
Исследованиях
Оставьте Ваш вопрос, мы ответим Вам в ближайшее время.
Цель вашего участия
Какой курс Вас интересует
Враги собственности

Эссе Г. Честертона из книги "Что с миром не так?"
В переводе сотрудника центра "Свой Путь"



Мои рассуждения об идеалах необходимо предварить обстоятельным разъяснением. По причине некоторого исторического заблуждения найдутся читатели, которые будут ожидать от меня выдвижения новых идеалов. Так вот, у меня нет ни малейшего намерения этим заниматься. Невозможно представить себе новый идеал, несмотря на вакханалию современных софистов, который был бы таким же ошеломительным, как идеалы прошлого. Если однажды свершится хотя бы одна прописная истина, на земле в тот же день произойдёт что-то вроде землетрясения.

Единственное, что может быть действительно ново под солнцем, так это наш взгляд на него. Если в безоблачный июньский день вы попробуете посмотреть на наше светило, вы поймете, почему люди никогда не смотрят открыто на свои идеалы. Самое поразительное, что можно сделать с идеалом – это воплотить его. Встретить пылающий логикой факт и его пугающие последствия. Христос знал, что исполнение Закона поражает людей сильнее (как молния), чем его нарушение. Это верно для любых случаев. Язычники всегда восхищались чистотой Афины, Артемиды и Весты. Но когда невинные мученики стали с особым усердием бороться за чистоту, их тут же начали скармливать диким зверям и катать по раскаленным углям.

Мир всегда обожал идею о бедном человеке. Это подтверждается множеством историй – от Золушки до Уиттингтона [1]; каждым стихотворением – от Песни Богородицы [2] до Марсельезы. Монархам была ненавистна Франция не потому, что она воодушевлялась идеалом Марсельезы, но потому что она его воплотила. Иосиф Австрийский и Екатерина II, русская императрица, вполне соглашались с тем, что людям необходимо народовластие. Но они пришли в ужас, когда народ во Франции взял власть в свои руки. Поэтому Французская революция – одна из тех настоящих революций, идеалы которых так же стары, как Ветхий Адам, но их воплощение так же свежо, удивительно и ново, как Новый Иерусалим.

В современном мире мы имеем дело с завораживающим зрелищем: люди обращаются к новым идеалам, потому что не вкусили старых. Человечество не устало от христианства, ибо так и не обрело его в той степени, чтобы от него можно было устать. Как и мы не устали от политической справедливости, хотя истомились в ожидании нее.

Теперь я предлагаю вглядеться в один из старых идеалов, вероятно, в самый древнейший. В основу семейного уклада: идеальный дом, счастливая семья, историческая незыблемость семейного очага. Дело тут обстоит так же, как, например, с церковью или с республикой - на них нападают в основном те, кто о них ничего не знает или те, кто не смог найти себе места в них. Толпы современных женщин восстали против «семейного рабства» в теории, потому что в реальной жизни этого опыта у них не было. Вожди бедноты ругают работные дома, даже не побывав в них. Вообще говоря, пока культурная часть общества вопит и рвется из приличного дома на улицу, работяги как раз норовят попасть внутрь.

Если же взять такой дом как образец, мы сможем в общих чертах обрисовать простые духовные основы его жизни. Господь может сотворить что угодно из ничего. Человек, по правде говоря, может сделать что угодно из всего. Другими словами, блаженство Божие состоит в творении без пределов, а человеку радость приносит его малое творчество, результат собственных усилий в условиях внешних ограничений. Поэтому человек радуется, когда у него есть условия для творчества, но при этом он зависит от них – флейтист зависит от своей флейты, землепашец – от плодородия своего поля. Азарт состоит в том, чтобы извлечь максимум при имеющихся обстоятельствах, даже несколько их преодолев, но не окончательно. Можно набросать бессмертный сонет на старом конверте или вырезать профиль героя из куска камня. Но выбить строки сонета на камне будет трудоемким занятием, а сотворить героя из бумажного конверта – такая работа и вовсе лежит за пределами практической пользы. Плодотворная борьба с ограничениями, когда она касается легкомысленного досуга представителей образованного общества, получила название «искусство». Но основная часть человечества не имеет ни времени, ни склонности к изобретению невидимой или абстрактной красоты. Для людей в основной массе идея художественного творчества может быть выражена лишь через непопулярную сегодня идею собственности. Обычный человек из куска глины не слепит скульптуру, но он сможет возделать сад на своем участке: он посадит красную герань, расположив ее рядом с голубым картофелем, и в этом он проявит себя достаточно творчески , хотя бы если это коснется только выбора растений. Обыватель не сможет нарисовать закат теми красками, которые ему нравятся, но он наверняка справится с покраской своего дома в понравившийся цвет. И даже если он выкрасит его в ядовито зеленый цвет с розовыми вкраплениями, он все равно таким образом проявится как художник, потому что это был именно его выбор. Собственность – это искусство демократии. Собственность дает возможность каждому оформить что-то по своему образу и подобию так же, как он сам создан по высшему образу и подобию. Но поскольку он не есть Бог, но лишь отражение образа Божия, его самовыражение имеет строгие пределы.

Я прекрасно осознаю, что слово «собственность» сегодня бросает вызов обществу из-за того, что его скомпрометировали крупные капиталисты. Можно подумать, Ротшильды и Рокфеллеры были на стороне собственности. На самом деле это не так, они ее враги, ибо не признают в себе человеческой ограниченности. Они хотят владеть не только своей землей, но и чужой. Но нарушая чужие границы, они вместе с ними теряют и свои. Человек любит свое маленькое треугольное поле за то, что оно именно такое. И любой, кто нарушит его, даже прирезав к нему больше земли, – вор, укравший треугольник. Владелец с подлинным поэтическим отношением к своему владению захочет увидеть стену, соединяющую его сад с зарослями соседа Смита, или живую изгородь, отделяющую его ферму от фермы Брауна. Да и форму своего участка он разглядит только, когда заметит границы соседского. Поэтому объединение принцем Сазерлендем всех своих хозяйств в одно единственное владение есть настоящее попрание собственности, как было бы попранием института семьи, собери он всех наших жен в один гарем.

Сноски и пояснения
:

[1] Дик Уиттингтон - персонаж английской средневековой легенды, который превратился из бедного провинциального мальчика в богача и стал мэром Лондона.

[2] Песнь Богородицы (Магнификат). Имеется ввиду евангельская история о встрече праведной Елисаветы и Богородицы, когда та при встрече воскликнула: «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?», а Пресвятая Дева ей отвечала: «Величит душе Моя Господа, и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем, что призрел он на смирение рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его» (Лк.1; 43-49)

Перевод Екатерины Аккуш
"Свой Путь"